Ashton Hennessy
Chester Montoya
Калгари
июнь, 15-25°C
Вверх

calgary wave

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » calgary wave » наши друзья » BEAVERS & MOOSE


BEAVERS & MOOSE

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://s1.postimg.org/4zk7ya2lr/image.png
КАНАДА, УОТЕРЛУ [население: 99.000 человек]

Стены рыбацкого дома — в мелкую трещину; жмурящий глаза старик треплет по голове собаку, снующую рядом. Сцена, открывающаяся перед глазами, вызывает не возбуждение, но приязненный интерес — морщины в уголках глаз, подрагивающие пальцы на левой руке и небольшой дом напротив врезаются в память, как и весь Уотерлу. Здесь едва уловимо пахнет чем-то, давно волнующим; собака трётся у ног старика, с интересом поглядывая на незнакомца. Вы ничего не знаете ни о её хозяине, ни о самом городе — но почему-то, вам хочется остаться.


биржа трудазанятые внешностиособенности проектапутеводитель по уотерлунужные персонажиакции от администрациигостевая комната


0

2

забрали.

Джой в поиске:


NICK* // НИК, ~30-40
любая на ваш выбор (ben affleck/jai courtney/etc)

https://68.media.tumblr.com/c05646e9ed26881e14b4bfbafd269a8b/tumblr_o07f0pspCa1qbti6eo5_500.png

— Ты забыл оставить мне ключи, Ник, — говорит Джой, пытаясь улыбаться; побелевшие пальцы стиснуты на краешке стола, свежая корочка на нижней губе лопается и сочится кровью. Он улыбается тоже, обернувшись: полная противоположность, идеально выглаженные рубашки, прическа волосок к волоску.
— Не забыл, — отвечает Ник и закрывает за собой дверь.

— Дай мне ключи, — ей страшно; теперь по-настоящему, потому что все меняется слишком резко. Еще позавчера они были в родном захолустье, и он помогал ей собирать последние документы, а сейчас Джой стоит посреди просторного холла, пытаясь понять, что не так с ее мужем. Он лишь мягко улыбается и отрицательно качает головой, словно для того, чтобы покинуть квартиру, нужны очень веские причины, и те, которые называет Джой, кажутся ему недостаточными.
— Я хочу купить продукты, — Ник ставит на стол большие бумажные пакеты и говорит, что обо всем позаботился.
— Мне нужен свежий воздух, — Ник указывает на кондиционеры, поддерживающие в помещении идеальные 19 градусов. Джой лепечет что-то про виды Нью-Йорка; про то, что ей хочется посмотреть город; про манхеттэнский парк — он согласно кивает и обещает посвятить весь выходной совместным прогулкам и экскурсиям. От удивления и обиды перехватывает дыхание: Джой не может поверить, что Ник считает ее настолько беспомощной.

— Я уже не ребенок, Ник, и если я хочу выйти из этой блядской квартиры, я выйду! И не умру, если пройдусь до ближайшего перекрестка, не держа тебя за руку! И никто не откусит мне голову, если ты отвернешься на пять минут! Что, черт возьми, с тобой не так? — Джой кричит, швыряя на пол тарелки, одну за другой. Ник перехватывает ее запястья: держит осторожно, но крепко, не давая ни вырваться, ни продолжить погром.
— На паркете останутся царапины, милая, — в его голосе столько укоризны, что даже обозленная сверх всякой меры Джой вдруг начинает чувствовать себя виноватой.

Виноватой она чувствует себя все пять лет, что они живут вместе. Ник все же выдает ей ключи и даже кредитку с определенным лимитом, но каждый раз, когда Джой переступает незримую границу — например, не дожидается его с работы, гуляя по Нью-Йорку вместо того, чтобы встречать мужа, как преданная собачка, — превращается в живое воплощение разочарования. Джой кажется, будто она ребенок, который расстраивает родителей. Она покупает бутылку вина, чтобы заглушить это ощущение; хоронит его под алкогольной зависимостью и тщательно чистит зубы перед тем, как Ник приезжает домой.

Я счастлива
Я счастлива
Я счастлива
Джой выводит эти слова помадой на огромном зеркале в ванной, держа в свободной руке бутылку кьянти. Ей двадцать три, и ни она сама, ни Ник уже не делают секрета из того, что Джой регулярно перебарщивает с выпивкой. Вопреки ожиданиям, он практически не пытается пристыдить ее за излишнюю любовь к красному сухому: Ник прощает все, что она пьет, и все, что она говорит. Ему наплевать на скандалы и на то, как Джой матерится, едва стоя на ногах.
— Ну ты и мудак, — она улыбается, и он улыбается тоже, пропуская оскорбления мимо ушей. Джой может позволить себе сказать что угодно — у нее все равно нет ни работы, ни подруг, ни возможности запросто выйти куда-то вечером. Ник контролирует ее жизнь, как если бы ей было пять. Всякий раз, когда Джой пытается сделать что-то самостоятельно — приготовить ужин, купить себе платье, надеть новый комплект кружевного белья, чтобы хоть как-то разнообразить скучные прелюдии к сексу, — он высмеивает и ее попытки, и ее выбор.

«Ты такая тупица, Джой», — вот, что она читает в его глазах изо дня в день.
«У тебя ничего не получится». «Ничего не выйдет». «Я знаю лучше».

— Пошел нахуй, Ник, — повторяет Джой отражению в стекле междугороднего автобуса, везущего ее из Гамильтона в родной Уотерлу. У Джой — темно-вишневая помада, которую она выбрала себе сама, обтягивающее черное платье, хреново сидящее на бедрах (зато купленное без подсказок Ника), маленький чемодан и четыреста баксов, что пришлось по частям снимать целую неделю перед побегом. Она уверена, что справится сама; она взрослая и больше в нем не нуждается.

Джой выходит из автобуса и ловит паническую атаку, не зная, что ей делать дальше.

дополнительно: у Ника наверняка есть скелеты в шкафу, но мне показалось неуместным за вас раскрывать интригу и самостоятельно объяснять причины, по которым он превратился в контрол-фрика. И да, градус неадеквата и драмы может невозбранно подняться, если он приедет за Джой в Уотерлу.
*имя и фамилия на ваш выбор. Внешность тоже обсуждаема.

Отредактировано Other cities (2017-06-29 14:43:18)

0

3

Ракель в поиске:


RUTH MAYREND // РУФЬ (РУТ) МАЙРЕНД, 17-18*
школьница** (anya taylor-joy)

https://68.media.tumblr.com/3878ea3e4ca7bdf0f4bc7458bb44f661/tumblr_optgajJNUP1w6l6w5o3_540.png

когда мы были маленькими, наша семья жила в коммуналке, которую отец унаследовал от матери - нашей бабушки, в прошлом танцовщицы кабаре и любительницы запрещенных веществ, что ее, в конечном итоге, и сгубило. нам с тобой приходилось спать на одной кровати - до двух лет ты спала в люльке, которую дедушка сделал когда-то для меня, но вскоре ты перестала помещаться туда, и мы с тобой ложились на односпальную кровать валетом. у нас было одно колючее одеяло на двоих, которое с трудом укрывало нас обеих, и в конечном итоге ты всегда переползала и ложилась рядом со мной, закинув руку мне на шею, и мы вместе смотрели в окно, стараясь уснуть.
ты с рождения была невероятно похожа на меня (сам факт того, что мы были похожи друг на друга, а не на кого-то из родителей, вызывает интерес), за исключением разве что цвета волос и веснушек по всему телу. ты морщила нос, совсем как я, смеялась, как я, и с самого раннего возраста всюду таскалась за мной хвостом, стараясь во всем подражать. я безумно тебя любила.
мне казалось, что тебя мне послал бог, в которого меня усердно заставляли верить, чтобы найти спасение от матери и залатать дыру от постоянного отсутствия отца. я отдавала тебе все свои игрушки, даже когда ты мерзко отвратительно ныла, отдавала еду, могла без конца играть с тобой в "ку-ку" или петь тебе песни, чтобы ты заснула.
почему все рухнуло, я не знаю. никогда не знала. наверное, в какой-то момент взросления ты поняла, что не сможешь всегда быть моей точной копией; я всегда была мягкой и податливой, словно пластилин, из которого мать лепила, что ей заблагорассудится — таскала меня в церковь каждый день, отправила в католическую частную школу, на которую у нас не было денег, и грезила о том, что я посвящу себя христианству, как и она. ты никогда бы не позволила так помыкать собой, и здесь начиналась пропасть между нами.
пока я просиживала часы на уроках, посещала мессы и не самые веселые христианские праздники, ты сбегала с занятий, чтобы прыгать по гаражам или воровать жвачки в местном супермаркете; пока я рисовала, закрывшись у себя в комнате, ты ночами пропадала у многочисленных друзей и пробовала легкие наркотики; чем старше мы становились, тем более очевидным казался тот факт, что нам абсолютно не о чем разговаривать - нам, в общем-то, не особо и хотелось.
постепенно молчаливое сосуществование стало оживляться скандалами, в которых я никогда не хотела принимать участия, но ты никогда не упускала случая подлить масла в огонь. ты презирала меня за то, какой я была, и ненавидела за то, что в противостоянии с матерью я не приняла твою сторону. если я чувствовала хотя бы тень любви к ней, то ты искренне ее не переносила, считая, что шизанутым религиозным фанатичкам нужно запретить заводить детей.
после окончания школы я съехала из родительского дома, устроилась на работу и начала новую жизнь, которая не предполагала присутствия в ней семьи. ты, кажется, не скучаешь, а вот я - да. отбросив все, я бы отдала многое, чтобы, как когда-то, спать с тобой на одной кровати.

дополнительно: * - на твой выбор, но я предполагаю, что разница в возрасте между сестрами 2-3 года (минимум - год, что логично)
** - также поддается корректированию, правда, у не_школьницы пошире выбор в плане отношений и соигроков, имхо, конечно
имя должно быть библейским (не обязательно таким, которое выбрала я), внешность тоже можно сменить, но аня же просто ух :з
я очень жду, правда. можешь написать мне в лс, чтобы обсудить детали - дам прочитать свою анкету и расскажу, какой вижу рут и их с ракель отношения. приходи!

0

4

Фрэдди в поиске:


RILEY SUNRISE // РАЙЛИ САНРАЙЗ, 33
police department (ryan gosling)

http://sg.uploads.ru/OyD3M.jpg

i.
Райли размышляет о женщине, что готовит на кухне завтрак: вот рука её ведет по столешнице, вот вода расплескивается по бокам посуды, лениво стучит в окно утро. Под закрытыми веками он представляет на дне чашки - кофейную гущу, яичницу с рожицей - на плите, в стеклянной вазе - ветку орешника. Циферблат отцовских часов говорит, что рань несусветная, хорошо бы тебе, Санрайз, ещё поспать: твоя умница Джейн осталась в Колумбии (утро доброе, добро пожаловать в канаду).
Фрэдди вытягивается по-военному: два ломтя хлеба сложены в бутерброд, запах консервированных персиков отдает сладостью и железом. Райли прижимает ладонь ко лбу, шутливо цедит: это еда по-твоему? собирайся.

ii.
Есть такие фильмы, их запускают для массового потребления, вроде «один дома», «пираты карибского моря», «гарри поттер»: из года в год одно и то же дерьмо о старых-добрых традициях, пока зрители ещё готовы выкладывать деньги за билеты - знаковые вещи, маркер времени, преусловатое «а раньше».
Когда он видит «Звездные войны» впервые, их крутят по телевизору; Райли — восемь, он подтягивает штаны и заверяет, что никогда не женится, станет джедаем, спасет Империю. В восемнадцать он ведет на «Атаку клонов» Миранду: на последнем ряду они тискаются, обливаются колой; он ничего не запомнит, кроме запаха карамели, детского петтинга. В год, когда отца кладут в землю, Райли сидит с банкой пива, смотрит «Месть ситхов» в переполненном детьми зале, задается вопросом, что он здесь, черт возьми, делает, пока не включают титры.
Фрэдди не выглядит как Падме Амидала. Более того он даже не знает, кто такой Дарт Вейдер.
Странно смотреть на того, кто все время был не здесь, будто вырванный кусок из контекста — верти его в разные стороны, прикладывай то к одной части карты, то к другой — результат не изменится. Фрэдди молчит, глаза у него дикие, рот открывается — отойди, брось, не тронь, отъебись, бога ради, изыди. Когда Райли смотрит на Фредди, сам себе кажется — мальчишкой, что тоскается за одноклассницей, носит ей леденцы на палочке, рюкзак, россыпь стекол, бусы матери.
Фрэдди сгребает этот хлам в стол, Дейзи кривляется.
- Просто это твоя плитка шоколада. - кладет кусок пиццы на любимые джинсы Райли.
- Знаешь, для того, кто не выглядит, как Королева Набу, ты мне подозрительно нравишься.

iii.
Платье — бежевое, простое, из дешевой ткани — если прижаться сзади, мягкая ткань оближет прохладой, заскользит по лодыжкам, будто живое. Дэйзи облокачивается на раковину, обводит губы красной помадой, скругляет в букву «о»; от щетины не остается и следа, ямочки на щеках.
Торренс придерживает перед ней двери, подмигивает, мерзавец.
Бекки подхватывает меню, спрашивает, хочет ли Дэйзи сладкое.
- Может, мне тоже одеться телкой, чтобы мои прегрешения списали в ноль?
Чтобы дотронуться до Фрэдди, Санрайз оставляет послания — обводит круг, видимый только ему, на чужом рукаве, ждет одобрения. Иногда Фрэдди пугается. Разом вспоминал, как отступал под обстрелам, костеря всех подряд, и надеялся, что земля далеко, иначе упадешь и не встанешь.
- Только подумай, Хэнсен даже не может оскорбить тебя, сравнивая с девчонкой.
- Заткнись, Райли. - это определенно произносит Фрэдди, разливает кленовый сироп по тарелке, облизывает сладкие пальцы.
Каблук её туфли с силой впивается в ботинок.
Ну ай.

дополнительно: скорей всего, никто по заявке не дойдет, но если вдруг - добро пожаловать в лс.
да, я классный;

0

5

Киган в поиске:


KEIRA LILITH RHODES // КИРА ЛИЛИТ РОУДС, 18
студентка i курса в «university of waterloo», физ-мат, биомедицинская инженерия или онкология (madison davenport)

https://68.media.tumblr.com/7d35e44c14c385fcda2da07119b6df6b/tumblr_oehitfapaH1sl2qdbo3_400.png https://68.media.tumblr.com/f0fe502d701a490b8105609d71d3b5a3/tumblr_oehitfapaH1sl2qdbo2_400.png

кире давно не десять и она не ловит по комнате солнечных зайчиков. кире не десять и мама не вплетает ей в чуть рыжеватые волосы ленточки: белую, красную, розовую. кире не десять и рана почти не болит. карточный домик, хранивший в себе весь этот замечательный мир, оставлен на антресоли, она знает, что воспоминания никого не залечат. сказки живут только в прошлом, с двенадцати она трезво смотрит на мир. ей не важно, что правильно и неправильно в общем сознании, весь мир, в большинстве своем - дураки. кира читает старые книжки и втайне хочет любви. прячется в водолазку, волосы распускает до плеч, не одевается ни во что примечательное. ей кажется, что мир - лучше всего, когда тебе двадцать три. эту закономерность себе она объясняет по-разному и искренне надеется не нахлебаться проблем до того, как часы упадут на число двадцать три.
она ненавидит отца, слишком упрямого и слишком упёртого, такого правильного, что тошнит. не способен лишний раз промолчать, не способен сдержать себя, заткнуть в себе все порывы. никто не просит его защиты, а его все равно тянет всех и всё опекать. кира цедит сквозь зубы: ты задушил её. кира толкает его в спину: ты убил её. восемь лет она дышала свободной грудью. восемь лет не делила с ним кров. восемь лет не чувствовала воздух, наэлектризованный по углам комнат. восемь лет нефильтрованного спокойствия. ей было десять, и она не знала кого винить.
кира смеётся в его объятиях только на фотографиях. кира пачкает пальцы в мороженном и рисует усы отцу. рядом - дарен руками хватается за живот. двадцать седьмое июня, девять ноль ноль. мама за кадром, дрожащие руки сбивают фокус. дарен и мама, как они там без неё? клялись, что не смогут, не выдержат. клялись, что будут с ней до конца. тело брата, разорванное, под закрытой крышкой, мама боролась с раком, как только могла. где ты был, когда ей стало плохо? где ты был, когда она умерла?
ей было девять, когда брата не стало. киган был рядом, на самых кончиках пальцев, но не смог спасти.
ей было десять, когда он шумно зашёл в квартиру, выпалив: я убил этого мудака. сьюзен, убил.
ей было семь, когда единственный раз по гостиной разошёлся треск - киган поднял руку на женщину, которую больше всего любил. кира видела. кира не знала такую игру.
ей было двенадцать, когда мамы не стало и она захлебнулась в своей крови. тётя карли была рядом. кира больше других помнит тот день.
он возвращается из тюрьмы не в распахнутые объятия. она смотрит ему в затылок, чувствуя, как слёзы подкатывают к самому горлу. прокручивает в голове имена. представляешь, её отца упекли в тюрьму. точно, я сам видел, как его повязали. похоже, он псих. а это передается? психичка, смотрите. кира, что тебе прописали сегодня? кира кусает губы и не прячет пачки с никотиновым ядом. он ей - никто. не станет ей кем-то никогда-либо больше.

дополнительно: коротко о семье:
мать - сьюзен, погибла шесть лет назад от рака лёгких. старший брат - дарен, скончался летом восьмого во время одного из террористических актов в торговом центре. отец - киган (хеллоитсми), некогда сержант полиции, в виду некоторых обстоятельств (нет, не продажный коп и вовсе не мафия) оказался в тюрьме и теперь, спустя восемь лет, вышел. всё это время находилась под опекой тёти со стороны отца, карли.
безумно ждём и любим, ответим на все вопросы и непременно украдем в сюжет.

0

6

Ракель в поиске:


JEDEDIAH // ДЖЕДЕДАЙЯ, 22
автомеханик в «waterloo dodge chrysler ltd.» (adam lively)

https://images.vfl.ru/ii/1498557907/a7b53afd/17728767.png

- кругом одна беспросветная жопа, ракель
- взгляни на все с другой стороны. жизнь - это батут, джед, ты падаешь только для того, чтобы посильнее оттолкнуться и подпрыгнуть
- если жизнь - это батут, то на нем я своей же коленкой сломал себе челюсть


в старших классах я пришла в «galaxy cinema», где ты работал в кинобаре: продавал попкорн, напитки и игрушки с комбо-наборами - словом, пробовал, какое на вкус днище жизни. ты закончил «king edward public school» и единственный путь, который видел для тебя твой отец - унаследовать его автосалон, который содержало уже три поколения твоей семьи. в деньгах ты никогда особо не нуждался, пока учился в школе, однако в университет тебя никто отправлять не собирался - для того, чтобы руководить салоном, образования тебе хватало. чего хотел ты, особо, в общем-то, никого не интересовало.
поэтому, когда после выпуска ты объявил родным, что уезжаешь в автотрип по соединенным штатам и планируешь вернуться через полгода, а может и позже, твои планы были прерваны еще на выезде из канады - отец заблокировал все твои карты, по возвращению домой забрал машину, подаренную на окончание школы и в ультиматийной форме заставил искать работу, предполагая, что ты вольешься в семейное дело, поскольку особых навыков, кроме умения чинить тачки, у тебя не было.
так ты оказался в кинотеатре, где мы работали с тобой бок о бок около двух лет - тайно проходили на ночные пустые сеансы смотреть концептуальное кино и на трахающиеся парочки, доедали начос, оставшийся после смены и размышляли о том, что однажды вырвемся из этого городка и если не весь мир, то континент объедем точно.
через два года я уволилась, потому что выпускалась из школы и планировала поступать в университет (спойлер: не случилось), и мы долгое время крайне мало общались. ты и сам вскоре написал заявление по собственному, а после этого я не видела тебя в городе больше года.
на сегодняшний день ты работаешь в салоне отца, все еще не теряя надежды на что-то большее.

в мои обязанности входило готовить попкорн и раскладывать его в ведерки, а когда мой напарник уходил покурить, еще и наливать посетителям колу и использовать автомат со льдом — работа, для которой меня поначалу посчитали слишком тупой. моим напарником был джед — смешной парень со специфическим вкусом в литературе и большой татуировкой на левой лопатке. когда я спросила, что она означает, он ответил: "то, что мне дороже всего, я ношу ближе к сердцу".
— ты рождена для чего-то большего, чем образование, — однажды сказал джед про меня, когда мы закрывали бар и я вычищала остатки попкорна из автомата. — и вообще вот это все. почему ты не стала художником?
— я не художник, — скрывая румянец под козырьком фуражки с логотипом «galaxy cinema», пробурчала я.
— я видел, как ты рисуешь в перерывах. ты художник.
— ну, может быть. — пришлось отвернуться, якобы заинтересовавшись огромным мешком мусора под стойкой. — но это не поможет мне выбраться из этой дыры.


из анкеты ракель

дополнительно: мейби это пара, мейби нет - приходите, на месте разберемся.
я описала его биографию кусками, чтобы дыры в ней вы могли заполнить так, как его видите - какая у него семья? чем он занимался все то время, что не виделся с ракель? чего хотел добиться в жизни? почему поддался давлению семьи? что столь важное и дорогое набил на спине?
короче, я буду очень счастлива, если наброски этого персонажа вас заинтересуют и появится желание его оживить. готова обсуждать/помогать/etc. до посинения. внешность возможно сменить, но я хочу адама. да, исходников у него немного, но я клянусь на крови, что сама нарежу вам гифок с ним и наклепаю аватаров.
https://www.youtube.com/watch?v=v4pi1LxuDHc - вдохновитесь и приходите.

0

7

Мор в поиске:


HANS // ХАНС, 24
рыбак (aneurin barnard1)

http://s5.uploads.ru/hByrK.jpg

тысячи птиц летят на огонь, тысячи слепнут, тысячи бьются.
тысячами погибают птицы, тысячи трупиков остаются...

и смотритель не может все это стерпеть,
не может смотреть как гибнут его любимцы —
да пропади оно пропадом!
он говорит и гасит маяк.
и маяк не горит.

а в море корабль налетает на риф, корабль, плывущий из тропических стран,
корабль, везущий тысячи птиц, тысячи птиц из тропических стран.
тысячи тонущих птиц...

Легенды о смотрителе маяка, чьё сердце разбито солёными волнами моря, знает каждый житель крохотной канадской деревушки. Некоторые боятся подходить к маяку, будучи уверенными, что не успокоившийся дух смотрителя затянет в морскую бездну каждого, кто побеспокоит святое сердцу его место, и без конца твердят, будто каждое пятое апреля видят силуэт бородатого мужчины, одетого в старую куртку, что проела моль; некоторые слетаются к свету маяка, как мотыльки на огонь, надеясь, что найдут там что-то из прошлых эпох. Другие посмеиваются над первыми двумя, называя всё детскими сказками, и скептично поглядывают на маяк, чуть прищуривая глаза.
Ханс не относится ни к первым, ни ко вторым, ни к третьим.
Ханс вырос среди скал, среди шума волн и крика чаек. Будучи сыном смотрителя маяка, он всячески помогает отцу: включает и выключает свет, чтобы корабли не сбивались с курса, следит за тем, чтобы нежелательные гости не забирались внутрь, а так же время от времени рыбачит, чтобы хоть чем-то занимать себя во время скуки. Филип начал работать смотрителем маяка после смерти своего отца — дед и прадед Ханса владели маяком, и мальчик с детства знал, что в будущем ему нужно будет обязательно заиметь сына, чтобы продолжить семейное дело.
В Пеггис Ков все считают его довольно странным парнем — он предпочитает одиночество молодёжным вечеринкам, у него нет друзей и девушки. Ханс нелюдим и молчалив, ему больше нравится разговаривать с морем — он навеки влюблён в его шум, в крики птиц и в воздух, что бывает после дождя.

Мать Ханса называли Розой — она не только носила это имя, но ещё и пахла как роза, любила цветы, владея совсем крошечной оранжереей, где выращивала дорогие сердцу розы, нежные ромашки, прекрасные пионы и еще несколько видов, что привозила из теплых стран. Розмари была живее всех живых, смеялась и танцевала под Боуи.
В 1998 году Розмари ставят диагноз «ранняя Болезнь Альцгеймера».
Врачи говорили, что такие случае редки. Что деменция начинает развиваться в более позднем возрасте.
Врачи говорили, что такое случается, и это не исправить.
Сначала Роза забывала названия цветов, что знала наизусть. Потом — телефонные номера и некоторые слова. Через несколько недель она начала забывать имена. Изредка она вспоминала, но слишком часто терялась.
За несколько месяцев до смерти Розмари пришлось оставить оранжерею, и за ней начинает ухаживать шестилетний Ханс по просьбе матери. В 1999 у неё развивается пневмония на фоне деменции. В 2000 году Розу сжирает болезнь, и она уходит из жизни. После смерти жены Филип старается оправиться от потери, говорит, что все хорошо, но каждый вечер закрывается от всех на самой вершине маяка, сидит в наблюдательном пункте и смотрит на море. Филип продолжает работу, посвятив всё свое время ей, и вскоре боль проходит.
Море излечит любую рану.

×××

люди, помогите людям.
если тебе тоскливо, дай мне руку, и я буду держать ее.
birdy – people help the people

Ханс уходит на лодке далеко в море, забрасывает сети и ждет. Некоторое время спустя он чувствует, как в сетях что-то запуталось. Ханс сбрасывает всю пойманную рыбу в ящик, а по прибытию на берег относит это в рыбную лавку; кое-что из улова он оставляет себе, и позже готовит рыбу на огне прямо на берегу моря у маяка. Разделив ужин с отцом, Ханс отправляется в никуда. Просто бродит по улицам, наблюдая за людьми. Ханс из таких, которые очень любопытны — вечно за чем-то носятся, не имея конкретной цели в жизни. Хансу хочется всего и сразу: хочется увидеть мир, хочется пить пиво в ирландском пабе, хочется сесть на корабль и уплыть за горизонт.
Оранжерея Розмари больше не цветёт, о ней некому заботиться (Ханс слишком занят маяком). Там внутри мёртвые цветы, и Ханс старается не заходить туда. Большую часть времени он проводит внутри старого маяка.
— Мальчишка-то поселился там вместе со своим отцом. Странные они, — Ханс слышит перешептывания за своей спиной, но не обращает внимания.
Ханс вспоминает о матери только с теплотой. Последние два года были очень трудными — его отец полностью посвящал своё время супруге, поэтому забота о маяке и оранжерее легла на плечи шестилетнего на тот момент Ханса. Он помнит, как стремительно менялась Розмари с каждым днём на протяжении последних нескольких месяцев жизни. Она забывала слова, имена. Однажды Ханс принёс ей свежие фрукты с рынка, а она его даже не узнала. Розмари кричала, стонала, плакала, но ни Филип, ни Ханс её не оставили, как бы она не просила.

— Однажды ты поймёшь... Я надеюсь, что поймёшь.
Филип нехотя подписывает документы, и Ханс копит внутри ненависть. Он не понимает, ни черта не понимает. Владельцем маяка становится пузатый мужчина из Америки — Ханс задаётся вопросами (зачем?; почему?; на кой, мать его, чёрт?), которые остаются без ответов. Отец продал самое дорогое, что было у них (было у Ханса), наплевав на память предков, на семейное дело, абсолютно на всё.
Ханса больше ничего здесь не держит. Он собирает вещи и отправляется к тёте в Уотерлу, надеясь, что там найдёт новый дом.

×××

Каждый месяц Ханс отмечает на карте места, в которые ему хотелось бы отправиться, складывает в стеклянную банку деньги, что удалось выручить с продажи рыбы, и с продаж на ebay.com некоторых личных вещей. Ханс знает, что когда-нибудь вырвется из Канады и отправится навстречу солнцу. Он хочет, чтобы Мор поехала с ним, чтобы бросила всё и рванула с ним исследовать лучшие миры.
— Поехали со мной, Мор! Вырвемся за пределы Уотерлу! Ты же хочешь этого. Давай сбежим, ну же!
Ханс впервые встречает Мор у реки два года назад, только переехав в Уотерлу. Он назвал бы это, пожалуй, стопроцентным попаданием — когда встречаешь родственную душу, становится уже трудно отпустить. Ханс рассказывает Мор о бескрайней синеве морей, о работе смотрителя, о своей матери Розе. Мор нечего дать ему взамен, поэтому она часто молчит. Ханс обжигает свои сухие руки о её ледяные плечи, но продолжает обнимать, потому что знает, что так нужно.

Мор шепчет:
Безумец с маяка, поведай мне свою историю в очередной раз, солги мне снова обо всем на свете. Прошу, подскажи путь с помощью света, который подвластен только тебе.

внутри меня безмолвный шторм в поисках пристанища.
я надеюсь, что кто-нибудь найдет меня и скажет, что я не один.
я буду ждать целую вечность, чтобы понять, что я не одинок.
carl espen – silent storm

Мор Венстра смеётся, когда он рассказывает ей небылицы, забавные истории, размахивая руками во время повествования.
— Только представь какие чудеса нас ждут впереди! Огромные пирамиды в Египте, Римский Колизей, Стоунхендж в Англии! А если повезет, то мы сможем даже найти Ноев Ковчег, или... или, представь, найдем Атлантиду! — Ханс говорит быстро, переходя с темы на тему, а Мор лишь улыбается, повторяя, что он слишком много мечтает.
— Наше место там, Мор, прямо за горизонтом! Поехали со мной...
В воздухе нависает магическая тишина, когда он играет на гитаре, сидя на деревянной пристани у самой воды вместе с девушкой из книжного магазина, и поёт песни, которые пела в детстве ему мама: о кельтах, викингах, загадочной Атлантиде и других мирах — кажется в те мгновения даже птицы замолкают, а река бесшумными волнами подбирается ближе, чтобы тоже послушать.
Ханс согревает ледяные пальцы Мор в своих руках и, глядя ей прямо в глаза, говорит о таинствах, которые они могут увидеть вместе.

P.S.

Peggy's Cove — канадская деревня в провинции Nova Scotia, с населением всего 640 человек (на 2011 год). И она просто невероятно красива! Расстояние между Уотерлу и Пеггис Ков — 1929 километров (18-19 часов пути на машине, или 2 часа на самолёте).

дополнительно: я хочу того, кто разделит с Мор океан, кто будет похож на неё, и в то же время будет совершенной противоположностью. Кто будет проводить с ней время на пристани, зажигать для неё огонь маяка, освещать звезды. Мор нужен мальчик-спасение, мальчик-свет, мальчик-морозное море.
Планируется, что в будущем Мор сбежит из Уотерлу вместе с Хансом.
1 — внешность обсуждаема, но хотелось бы именно Анейрина, потому что:

он чудесный и так попадает.

http://s8.uploads.ru/r3thW.gif http://s6.uploads.ru/KMiLO.gif
http://sd.uploads.ru/83UJI.gif http://s6.uploads.ru/Me3B9.gif

0

8

Стивен в поиске:


CHRISTINE R. MADDER // КРИСТИНА МАРЕНА, 25-30
художница (léa seydoux)

http://i.imgur.com/bCP24KW.png

Я не жду от читателя веры в то, что я хочу тут рассказать. Более того, подобную небылицу должен отвергнуть любой человек, имеющий здравый смысл. И всё же я не знаю, что хуже: то, что всё, написанное мной, правда, или то, что мой разум способен вообразить такие невероятные вещи.
Ты спишь и видишь яркий сон, наполненный катастрофическим обилием красок, которых бы хватило на произведение века. Равномерность сна позволяет смаковать каждый оттенок, наслаждаться его вариациями и тем, что оставляет после себя кисть на холсте. Постепенно появляется образ, детальный пейзаж или солнечный день, главное запомнить цвета и перенести их в настоящий мир из сна. Только вот теперь это делать сложнее, с каждым днем цвета темнеют, преобладают оттенки черного и красного, иногда можно увидеть оранжевый. Вместо ярких дней чаще закаты или ночи с одинокой луной, которая с каждым разом все краснее и краснее.  Женщина просыпается посреди ночи с немым криком, ОНИ снова преследовали ее.
Три фигуры в черных плащах, невозможно определить кем они являются и откуда они - просто тени, что следуют по пятам. Марена часто оказывается в каком-то старом городе, по улицам которого бродят монстры, именно тут она впервые встретила Тени.
В ее картинах отчетливо прослеживаются сюжеты ее снов, такие же мрачные, липкие и наводящие ужас одним лишь осознанием того, что это не окончательная форма кошмара. Только лишь виденье одной художницы, которой не посчастливилось найти чужеродный мир в своих снах, а может посчастливилось? Ведь картины пользуются успехом, большинство жаждет повесить в гостиной диковинку подобного рода.  Знали бы они цену, настоящую, не те бумажки. И ведь это лишь начало...

дополнительно: Знакомство с Стивеном Годдардом только предстоит, и он даст приют в своем доме, увидев в этой женщине героиню своего рассказа "Тени Ярнама". В случае возникновения вопросов, которые обязательно будут, жду вас в ЛС - не стесняйтесь, пишите, не тихушничайте. По возможности буду снабжать мрачными и скользкими аватарками вроде того, что у меня сейчас.

0

9

Мор в поиске:

ALEXEY // АЛЕКСЕЙ, 37
учитель математики в школе (konstantin khabensky)

http://sd.uploads.ru/tU9VN.jpg

Недовольные крики чаек кусают оголенные нервы; Алексей сидит на скамье, оставляя пометки в блокноте.
Время утекает сквозь пальцы как та ледяная речная вода. Кутаясь в черное пальто, Алексей сидит так час за часом, не двигаясь с места, пока мимо люди проживают свои жизни. Ветер пробирает до костей, а он продолжает искать какой-то смысл, тайный замысел во всем этом. Он осматривается вокруг чуть прищурившись, надеясь углядеть зацепку. Но все бесполезно — мир вокруг как будто чья-то очень хорошо прорисованная иллюзия, острыми иглами впивающаяся в горло изнутри.
Алексей покупает несколько кусочков мяса у старого бородатого мужчины в клетчатой рубахе, несет их в бумажном пакете домой, предвкушая аромат жареной говядины и специй. Внезапно замечает за собой хвост. Большой пес, исхудавший и со свалявшейся шерстью на боках, с разорванным ухом и шрамом под глазом, одним единственным, смотрящим на человека с доверием. Потрепанный пес с потрепанной жизнью (Алексей узнает в нем себя).
— Пойдем со мной. Назову тебя... Хвост. Будешь Хвостом!
Так у Алексея появился Хвост, а у Хвоста Алексей.

Дома все напоминает о ней, поэтому он не особо стремится возвращаться туда. Проводит время на улицах или в баре, ночует в школе. Алексей обходит те места, где они были вместе, места, которые она любила всей душой — кафетерий, в котором подают ее любимое кофейное мороженое; театр, в котором она выступала (которым жила); цветочный магазин, в котором продают ее любимые пионы.
Дома все напоминает о ней — разбросанные заколки для волос, которые она постоянно теряла. Картины, которые не заканчивала — лишь некоторые теперь хранятся в ее комнате, запертой на ключ. Сценарии, которые Алексей перечитывает, когда ему становится слишком одиноко и тоскливо. Это и причиняет боль и облегчает одновременно.
Он все еще помнит, как встретил ее в Эрмитаже, и как отправился за ней в незнакомую страну, оставив все позади. Помнит ее улыбку и запах арбузной жвачки, с которой она не расставалась. Алексей не знает, плохо ли это или хорошо — помнить все. Лучше бы забыл.

Мор пытается повторить слова на русском, которому Алексей ее учит, но получается ужасно — она путает слоги и ударения. Алексей вдруг смеется, а Мор толкает его в плечо. — Эй, это не смешно!, но чуть позже сама весело смеется, глядя на него. Отчего-то Алексей кажется ей забавным. Мор расспрашивает его о России, о которой читала в книгах, а он рассказывает ей о городах и странах, о погоде, животных и еде, которых здесь нет.
Мор ужасна в математике (да и вообще в точных науках), а жизнь Алексея посвящена цифрам — Мор засыпает, когда он объясняет ей какой-нибудь математический закон, а потом проклинает минуту, когда попросила его рассказать ей что-нибудь о его работе. Мор видит, что Алексей самоуничтожает себя, анализируя все вокруг, и она тащит его за руку в другой мир. В её мир, сотканный из страниц книг, холодного ветра, громкой музыки и шума волн. Алексею это непривычно, но, кажется, ему начинает нравиться.
Он видит в Мор отражение Аманды. Алексей вдыхает полной грудью — он снова живет. Впервые за долгое время.

факты:

× Родом из небольшого города, переехал в Санкт-Петербург по окончанию школы. Семья, состоящая из мамы, папы и двух младших сестер осталась в родном городе.
× Проявлял интерес к точным наукам еще в начальной школе.
× В Петербурге встретил девушку из канады — Аманду — и влюбился. Именно как в книгах, с первого взгляда. Алексей влюбился как дурак, и готов был пойти за Амандой даже на край света. Краем света оказалась канадская дыра Уотерлу, но Алексею было неважно. Они были счастливы долгие семь лет, но Аманду забрал несчастный случай/болезнь. До сих пор не может оправиться.
× Не уверен, что сможет когда-нибудь полюбить так же.

дополнительно: я очень жду и очень хочу! Не требую супер-громадных постов, нахождение на форуме 24/7, просто любите Алексея, а я в ответ буду любить вас! Заявка — скелет, обсуждению подлежит и надлежит, ровно как и отношения. Ну все будет, главное приходи http://orig05.deviantart.net/e429/f/2010/298/0/0/innocent_by_ledmaiden-d31iljj.gif

0

10

Мона в поиске:

DAVID CAGE // ДЭВИД КЕЙДЖ, 40
расхититель чужих вещей (lee pace)

https://i.imgur.com/b8wmx6n.jpg

now you're fighting for your corner
sayin' that you oughta laugh about it

справка о действующих лицах;

Бабушка Моны сдала Дэвиду комнату 16 лет назад — 16 лет Дэвид довольно редко видится со своей семьёй (после какого события — выбирать вам) и братом (Энтони). Всё предельно просто: Дэвид в свои сорок всё ещё паршивая овца, а Энтони — примерный мальчик; их семья в этом непоколебимо уверена и ревностно оберегает все элементы самоисполняющегося пророчества. По их же мнению Дэвид страдает клептоманией (на деле если он и болен, то точно не этим, но в воровстве и мошенничестве действительно преуспел, чему обучил и Мону); год назад Энтони приходит в их дом, чтобы забрать какую-то безделушку матери, которую Дэвид якобы присвоил во время последней встречи.
Дальше мы играем в сомнительные игры из подозрений, оправданий и какой-то чуши, а Дэвид как-нибудь на это реагирует, потому что нельзя не. Можете вертеть как угодно.

Солнце целует Дэвида в макушку: голова горячая, волосы подпаленные, ресницы выжженые. Недалеко от дома он закапывает коробку со своими сокровищами: банка от содовой, значок одноклассника, продырявленный камень, наконечник самодельной стрелы и огрызок бельевой верёвки. Сокровищ у Дэвида многим больше — пока они не в его кармане.
Веки у него тяжёлые, ржавые, поднимаются со скрипом. Когда мать отчитывает, плюясь слюной и комочками творога, глаза Дэвида плавают где-то в половицах — если всплывут, все подумают, что ему и не стыдно вовсе. Дэвид так и загорает — со следами ресниц, впечатавшихся веснушками и тенью в скулы. Вместе с ниткой, привязанной к пьяному молочному зубу, где-то у рта болтается «больше не буду».
Розовощёкого брата Дэвиду трогать нельзя — уронит, а то и в своей коробке закопает, чёрт разберёшь. Для сокровища Энтони слишком громкий, хотя родители думают иначе: носятся с ним, в пятки целуют, про старшего вспоминают только по четвергам — зато глаза опускать не приходится. Дэвид бьёт окна и соседских мальчишек — чёрт с тобой, чёрт с тобой.
Календари сползают со стен, змеи сбрасывают шкуры, зуб мудрости режется, да никак не проклюнется; Кейджи — идиллия, отмеренная посередине (между Дэвидом и Энтони, начинается с последнего). Мать с отцом тоже как змеи — шипят, ползают вокруг да около, не приближаются; дом похож на ядовитый клубок, сбитый плотно, — Дэвиду в нём места почти не остаётся. Бельевая верёвка расплетается, одним концом в воде, другим привязана к чумным воробьям, клюющим чужое — не то к плохим парням прибился, не то ко дну. Чёрт с тобой, чёрт с тобой.
Новый дом — неказистый, кривой, плачущий прорехами в крыше; коробка с сокровищами под дождевой водой пухнет и превращается в целую комнату (чего там только нет). Дэвид собирает всех обездоленных и несчастных в своей ладони: чужие вещи зовут его тонкими голосами, гладят по плечам, плачут тоскливо; стоит ладонь сжать — замолкают. Где у Энтони благодарственные письма и медали с отличиями, у Дэвида — украденные вещи, сироты, временно лишённые дома.
Не сомневайся, Дэвид, здесь любят и тебя, и твоих сирот.

дополнительно: о дэвиде в моей анкете внезапно много — настолько много, что лучше оставлю её тут же под спойлером, чтобы вы могли оценить масштаб происшествия.

2, 3, 4 часть;

три цвета: жёлтый жёлтый и жёлтый;
Стрелки будто прибили к циферблату — ползут так медленно, что муха не пошевелится; на тарелке преют две четвертинки яблока, покрывшиеся ржавой корочкой — Мона неотрывно смотрит на них, катаясь на стуле. Из ботинок вылазят пожелтевшие носки (погрубели после сотой стирки), футболка, заправленная в джинсы, растянута в нескольких местах (все вещи Моне велики).
Бабушка — скрипучая чайка, улыбка у неё тоже как четвертинка яблока (зубы жёлтые, клык выглядывает из-под верхней губы совсем как косточка); всё кратно четырём. В четырёх кварталах облысевшего асфальта находится супермаркет, если бежать очень быстро, успеешь за четыре минуты; сохранишь в кармане несколько четвертаков — можешь попробовать достать из автомата приглянувшегося плюшевого зайца. У Моны есть старый велосипед, расцарапанный и ворчливый, — на руле переключатель четырёх скоростей (две последние заедают); больше всего она любит ехать на первой, когда разгоняешься до предела и потом крутишь педали вхолостую, быстро-быстро перебирая ногами.
Первое, что она помнит: потемневшие плиточные швы в ванной, жёсткие пальцы бабушки и остывшую воду (Мона сидит очень долго, потому что мочалка жёсткая — Мона визжит и кусается, «не выйдешь, пока не закончим»). Расчёсываться она тоже не любит, и фотографии в деревянных рамках опускает лицами вниз (если хлопнуть сильно, стекло разрежет трещина), знает наизусть все кожаные носы соседских псов и как спрятаться за напольными часами так, что бабушка никогда не найдёт.
Про родителей бабушка говорит «бродячие собаки» — бродячие собаки, которых украли цыгане — Мона верит и получает за какое-то из эссе 80% («очень у вашей внучки богатое воображение»).
Урок первый: правда не так уж и интересна.

я же сказал ре минор мужского рода народ;
Часть дома бабушка сдаёт Дэвиду. Дэвид перемещается по комнатам, словно заплесневелая тень, и несколько лет от его присутствия не остаётся ни следа: Мона знает, что его комната провоняла бумагой и скоро лопнет от количества книг, но не слышит ни звуков, ни голосов. Моне 10, и она впервые с ним разговаривает — молчит, вернее, разглядывая его удивительно белые зубы, пока горошины слов долетают до её носа — Дэвид говорит, что у неё красивые носки (красный горошек выцвел в розовый) и что у него очень болит голова. А ещё он ужасно старый, конечно (ему 26).
Дэвид помогает ей починить велосипед, учит танцевать под — би-что? — бибоп, рассказывает истории, половину из которых она не понимает и учит готовить странную картофельную запеканку, чтобы порадовать бабушку; Мона ужасно любит, когда он начинает ворчать (о том, что традиции джаза позабыты, что нельзя падать на одном и том же месте несколько раз, что музыка уже не та, что руки нужно мыть лучше) — совсем как Мередит, все старики такие.
Однажды одноклассник принёс в школу музыкальную шкатулку — совсем небольшую, в половину ладони — Мона дождалась перерыва, когда никто не мог подсмотреть, и положила её к себе в сумку; Дэвид хмыкнул, но больше ничего не сказал. Когда велосипед сломался в четвёртый раз, Дэвид тоже ничего не ответил; когда впервые пропал на несколько дней — тоже ничего, и так много-много раз. Бабушка тоже не знает, чем он занимается, и Мона решает проследить за ним в следующий раз: ночи проводит на кухне, собирает яблочные дольки в дорогу, находит бинокль с разбитой линзой (и через несколько часов упрямой скуки засыпает).
Мона очень любит разные безделушки, красивые и бессмысленные; урок второй: если что-то очень хочешь — возьми.

рожают кота, который переходит все дороги;
Звонок жалобно верещит — десять лет им не пользовались, а теперь кто-то возьми да продави пальцем кнопку — бабушка открывает дверь, за которой стоят полицейские. Они задают о Дэвиде всякие вопросы, но это ничего — Мона знает, что он не бродячий пёс, и щёлкает их загадки, как орешки; полицейские придут ещё несколько раз, а Дэвид потом скажет «спасибо». Мона гордится этим так же, как 90% за недавнюю презентацию.
Бабушка расчёсывает ей волосы деревянным гребнем и говорит о том, что нужно думать о будущем, — Мона и думает, продираясь сквозь мыльные разводы на краешке ванной. Ноги уже не вытянуть (или ванна за эти годы уменьшилась), приходится сгибать их в коленях; недавно умерла одна из соседских собак — гналась, гналась наперегонки со старостью, так и заснула где-то посередине — Мона думает о том, что бабушка тоже бежит уже слишком долго (что дальше?), и стирает тыльной стороной ладони жёлтое пятно.
Она хорошо учится в школе (каждое полугодие они отмечают втроём) и хорошо учится дома (Дэвид показывает, как просовывать пальцы в чужие карманы так, чтобы карманы не заметили); Мона приносит домой связки ключей, смятые банкноты, раздавленные сигареты и мелкие побрякушки. Когда заканчивается 12 класс, Мона приносит домой аттестат и чей-то золотой браслет,
чему радоваться больше?
Мередит уверена, что люди превращаются в бродячих псов, если вовремя не придумают, к какому слову и дому себя привязать; Мартына была той же породы и утянула Джозефа на длинной цепи, потому Моне обязательно нужно придумать, чему посвятить жизнь. «На первом курсе fine arts даже портфолио не нужно» — обоснование прочнее железной цепи — всё прочее кажется ей скучным, а книги, подсмотренные у Дэвида, укладываются в пыльную дорожку баек об Арто. (Дэвид и сам не знает, откуда это всё)

вой вой в бой как буря бросайтесь в брань;
Зимой дом скрипит и из жалости впускает исхудавший ветер — Дэвид чинит крышу, продырявленную снежными хлопьями. Мона возвращается поздними ночами, и всегда в одно и то же время Мередит еле слышно переругивается с бессонницей (когда она открывает рот, облачка пара нет); Мона поначалу даже забывает о Дэвиде — дыру сложно вырезать между учёбой и работой, а не в чужой сумке.
Мона для университетских приятелей — для большинства — слишком неуютная, будто шов, вывернутый наизнанку, или квадрат с углами наружу — обзывается всегда обидно и так, что не получится зашить рану шуткой, а потом запускает туда пальцы, закрывая глаза и делая вид, будто не понимает. А ещё Мона завидует — все они, кажется, знают, чем занимаются и ради чего; Мона рассказывает тысячу выдуманных историй, болезных и шатких, сочиняет слова для эссе и идёт удивительно ровно для человека, который когда-то решил просто идти.
В один день у Мередит нет сил на то, чтобы обозвать сучкой хлипкую половицу; Дэвид замечает пропажу ругательств и звонит Моне. Врачи пытаются помочь им, но тоже ничего не могут найти, потому через несколько дней разводят руками — у бабушки был невероятно большой мешок разных слов, но теперь в нём свистит ветер. Мона не очень хорошо понимает, что происходит на похоронах, будто только что опустила стеклом вниз фотографию с Мередит (а она бы никогда, никогда).
Два года протянутся как скучная жвачка, потерявшая вкус; на курсах, которые ведёт Мона, дети часто оставляют такие за мольбертами и столами. Дети все как один, конечно, бестолковые — быть толковыми сложно в их возрасте; Мона опять не придумала ничего лучше — так и тычется глуповатой рыбой в одну и ту же сеть, иногда подбирая чужие карандаши и по привычке засовывая их к себе в карман (Дэвид смотрит вопросительно, и Мона злится: может быть, пока ему съехать?). Нет, нет, у неё тысяча идей.
Первая — уволиться (кажется, там начали что-то подозревать).

могу долго трепаться о том, кто дэвид для моны: отчасти fatherly figure, отчасти, конечно, та ещё мразь (учить воровать нехорошо, наверное, но нам-то с вами откуда знать), один из последних островков спокойствия (тоже иронично). но тут растекаться мыслью по древу не буду, потому что точно определять отношения лучше совместно.
на ролевой водится энтони, тут же околачиваюсь я, потому у вас сразу 2 потенциальных игрока! бонусом идёт история, которую вы можете рассмотреть под интересным вам углом; биография (товарищу всё-таки 40) и большинство деталей, включая мотивации и так далее, полностью за вами, потому что отнимать самостоятельность не дело.
ждём, любим, целуем в вихрастую макушку, если решите присоединиться — настаиваем на обмене текстами, чтобы внезапно не оказалось, что кто-нибудь крадёт чьё-нибудь время. грамотности, адекватности и умению объединять слова в витиеватые загогулины — троекратное «пожалуйста».

0

11

Сельма в поиске:

CASPER // КАСПЕР, 28
занимается незаконной деятельностью (joe cole)

http://s7.uploads.ru/U9ujn.gif http://se.uploads.ru/RWzuU.gif
дайте мне все это выблевать выблевать выблевать.
я ненавижу вас. я ненавижу вас. меня тут никто не спас.

×××

Каспер — ядовитый паук.

Каспер наполняет свои лёгкие смогом сигаретным, разбивает костяшки пальцев о челюсть какого-то незнакомого парня, назвавшего его мудаком. Каспер закипает в мгновение ока, его оттаскивают в момент, когда он готов проломить ему череп. Ярость преследует Каспера день за днём (его внутренний демон, так отчаянно вырывающийся на свободу). Он посещает курсы управления гневом, но они ни черта не помогают. Каспер разбивает чей-то автомобиль бейсбольной битой, напивается и возвращается к ней.

            осторожнее с обещаниями, пташка.

Сельма Ошет. Божья дочь, от которой отрекся Господь. Когда Каспер встретил её, он понял, что не единственный.
Каспер сдавливает шею Сельмы, с каждым разом доводя до грани больше, перекрывая кислород, с каждым разом причиняя ещё больше боли чем прежде. Каспер говорит, что Сельма мертва, и он пытается оживить ее.
Сельма шепчет спасибо.
Сельма кашляет кровью.
Каспер говорит, что сегодня Сельма выглядит хуже, чем вчера. Каспер говорит, что лучше бы она сдохла. Каспер говорит, что лучше бы она исчезла из его жизни навсегда.
Иногда он жалеет, что спас её.
Каспер суёт Сельме в руки веревку, выплевывает: «Ну же, чёрт тебя дери, сучка, сделай хоть что-нибудь в этой жизни правильно!». Каспер суёт Сельме в руки лезвия, а она не сопротивляется. Безразличие завладело её волей.

            кто сделал это с тобой?

Сельма совершенно серьёзно указывает пальцем на себя, а потом заливается звонким смехом. Сельме было двадцать два, когда она искала утешение, пыталась найти покой, и тогда в её жизни появился Каспер. Словно призрак из детской сказки; Сельма смеётся, Сельма просит ещё, Сельма сама идёт к нему, потому что знает — Каспер не откажет.
Сельма втягивается, пропитываясь каждой клеткой, и Каспер становится её зависимостью. Он сковывает её запястья в тиски, унижает, уничтожает, а Сельма и слова не говорит. Сельма Ошет становится его преданным псом, мышкой в лапах кошки.
Сельма Ошет согласна на всё.
Каспер разбивает кулак о бетон стен, Каспер кричит, когда Сельма молчит и улыбается, смотря сквозь него. Ошет накачана наркотиками, Ошет хихикает и снова падает на пол, когда он поднимает её обмякшее тело.
Образ мёртвой девочки выедает Каспера изнутри. Он вытащил её из гнилой дыры, где она билась сильнее всех о клетку, стремясь вырваться на волю, и вновь посадил на цепь.
Тогда, четыре года назад, Сельма поднимает ладонь вверх, сквозь растопыренные пальцы смотрит прямо на солнечный свет, улыбается и касается подбородка Каспера, несущего её на руках прочь из самого Чистилища.
Тогда, четыре года назад, Сельма дрожит в его ванной, дерёт ногтями кожу на плечах. Сельма вопит, рыдает, бьёт в стены.
Тогда, четыре года назад, Каспер говорит, что она должна убираться прочь, прогоняет её, захлопывая перед носом дверь.

— Я не могу справиться одна.
Четыре года назад Сельма царапает ногтями дверь Каспера, умоляет пустить её, говорит, что ей плохо и больно. Сельму ломает, она выворачивает кисти и дерёт волосы.
Каспер закрывает её в комнате, три дня и три ночи не открывает дверь — Сельма вопит, что ненавидит его, рычит, рыдает, прижавшись к стене. Сельма шепчет, шепчет, шепчет, ей очень плохо без её русалок и их песен. Сельма больше не видит звёзды, весь привычный мир рушится внутри этой маленькой комнаты.
Четыре года назад Сельма говорит, что лучше бы Каспер её не спасал.

            каспер, давай потанцуем.

Каспер — голодный волк.

Он рассказывает о том, чем занимается, шепчет, что Сельма нужна ему, и она соглашается, даже не дослушав. Ей всё равно — она давно испорченная кукла в поломанной реальности, которая сгодится только для того, чтобы быть шестёркой.
Сельма сделает всё.
Сельма Ошет попадает в сети паучьи каждый грёбаный день.
Ледяные пальцы забираются под рубашку, Каспер прижимает Сельму ближе к себе. Это их война, их поле битвы, в котором нет проигравших.
Каспер говорит, что не любит её. Каспер говорит, что она лишь игрушка.
— Я выброшу тебя, как только мне надоест.
Он связывает их запястья стальными канатами, от которых не избавиться и не сбежать — Сельма убеждает себя в том, что не боится его. Сельма убеждает себя, что не любит его.
Почти верит в это.

Тиски становятся крепче.

Каспер вкладывает в ладонь Сельмы упаковку таблеток.
Вкладывает в ладонь ей лезвие.
Завязывает петлю на веревке.
Каспер говорит, что если она хочет, то может уйти, но только так он отпустит её.

            ты принадлежишь мне. ты — моя. ясно?

Сельма беспрекословно выполняет любое его поручение, и Каспер зовет её своей Бонни, целует в шею, где тёмно-фиолетовым пятном красуется гематома, и говорит, что она умница.
Он кусает её губы, а Сельма сжимает простыни в ладонях, срывая стон.
Каспер разбивает лицо парню, что посмел дотронуться до Сельмы. Его Сельмы.
У Каспера нет семьи, никого нет. Есть только Сельма, которую он сам подталкивает к неизбежному, затягивая петлю на шее с каждым днём всё сильнее.
Вечером они сидят в ванной, нагие друг пред другом, и Сельма бережно обрабатывает рваные раны на его лице и груди; они молчат, и в этот момент связь становится крепче. Сельма не просит о любви, Сельма просит лишь еще немного времени вместе.

в любом случае, психическая боль гораздо сильнее, чем физическая. физическую боль ты можешь заглушить болеутоляющими, но психическая боль будет медленно поедать тебя изнутри, пытаясь обратить тебя в монстра, которых ты боялся в детстве.

post scriptum.

# Каспер и Сельма встретились четыре года назад, в одном из притонов, куда Касперу нужно было доставить наркотики. Сельма продолжила бы гнить там, если бы не Каспер, который вырвал её из их лап.
# Сидит на наркотиках уже семь лет. Они с братом занимались этим вдвоём в Оттаве и имели огромные планы на будущее. Илай скончался от передозировки после крупной ссоры. Каспер ненавидит говорить об этом, и ненавидит брата за то, что тот его оставил.
# Касперу чужды тёплые чувства и привязанность. Он был привязан к своей матери — она бросила его. Он был привязан к брату — тот бросил его. Поэтому, когда в жизни появилась Сельма, он отгородил себя от любых проявлений чувств по отношению к ней. Каспер уверен, что и она бросит его.
# Посещает курсы по управлению гневом, но не пытается исправиться. Он не считает себя хорошим человеком, говорит, что совершал и совершит ещё много дерьма, которое ему точно не исправить за всю жизнь.
# Превратил Сельму в свою собственную преданную собачку. За непослушание он наказывает её, за хорошее поведение — поощряет.
# Каспер жесток изнутри, пожалуй — он мог бы убить человека, если бы была такая необходимость. Несколько раз попадал за решётку, но отбывал наказание лишь раз — в двадцать два загремел за нанесение тяжких увечий на семь месяцев ещё в Оттаве. Дядя Каспера работает адвокатом, и благодаря ему того ещё не засадили по-крупному.
# Привык говорить, что у него нет семьи — свою мать называет продажной шлюхой, а отца, нахождение которого неизвестно, вовсе не упоминает. С дядей не общается, хоть тот много раз помогал ему и продолжает помогать.
# Сейчас они с Сельмой живут вдвоём — она тщательно прячет гематомы под одеждой на несколько размеров больше, а Каспер повторяет себе каждую секунду, что ему нельзя привязываться к этой девчонке. Но, тем не менее, за Ошет он разорвёт любого.

дополнительно: собственно, всё обсудим, что-то добавим, что-то изменим — вместе. Каспер невероятно важное звено, поэтому очень жду. После регистрации буду ожидать вас в личных сообщениях, где при необходимости предоставлю анкету, связь, etc.

0

12

Анита в поиске:

Courtney Burroughs//Кортни Берроуз, 40+
(vera farmiga, lisa kudrow, alex kingston, ellen pompeo)

http://funkyimg.com/i/2vd1q.gif http://funkyimg.com/i/2vd1r.gif

Когда-то давно, в другой жизни, Кортни из южного штата Кентукки умела быть счастливой. У нее был прекрасный голос, она пела в церковном хоре, принимала активное участие в жизни школы и своего небольшого провинциального городка. Она любила платья нежных тонов, ободочки и туфельки с закругленными носами. Кортни из южного штата была прекрасна со всех сторон. Ее жизнь была распланирована на годы вперед, свадьба, белый забор, накрахмаленные платья, идеальный муж и парочка милых детишек. Все так бы и сложилось, но после выпуска из школы Кортни отправляется погостить к своей бабке в Канаду. Небольшое путешествие перед вступлением во взрослую жизнь. Тогда она еще не знала, что покидает солнечный штат Кентукки навсегда.

Знакомство с Куртом стало переломным моментом, разделившим жизнь на «до» и «после». Летний роман перерос в настоящую любовь, так бывает, особенно, у юных и впечатлительных. Кортни давно распрощалась с образом идеальной девочки, она постоянно пробовала что-то новое, ее было не остановить. С каждым днем ей становилось все мало и она требовала больше. Она нуждалась в острых ощущениях, ей не хватало новизны и Курт потакал любому ее капризу. Они колесили по стране, употребляли, знакомились с новыми людьми, всегда находились в движении, бежали от мира. И не важно куда, лишь бы вдвоем.

Из анкеты Аниты

Они были счастливы, колесили по стране, перебивались случайными заработками, ввязывались в сомнительные делишки, с каждым разом переходя на более тяжелые вещества. И, если бы не две полоски на десятках тестов, они, вероятно, умерли бы в один день, пустив себе пули в вески или разделив на двоих дорожку. Курт и Кортни любили друг друга и мысль о том, что от их союза может получится что-то хорошее, светлое, теплое — отрезвила их, заставила остепениться и начать новую жизнь, пусть и не ото всех старых привычек они освободились. Так Берроузы появились в Уотерлу, небольшом городке, где их маленькая Анита должна была стать счастливой.

А потом их стало трое и все пошло куда-то не туда. Кортни честно старалась быть хорошей мамой, она даже любила свою дочь, просто не так сильно как жизнь, которую пришлось оставить. Играть в семью было даже интересно, ведь Курт всегда находился рядом, из него получился прекрасный отец, только вот Кортни хотела видеть в нем бродягу, романтика с большой дороги, а не заботливого папашку, который пеленки по ночам меняет. Любить Аниту с каждым годом становилось все сложнее. Кортни скучала по старой жизни, она задыхалась в тесном городишке, желала вырваться из него, только вот, когда представился шанс — испугалась.

Курта не стало внезапно. Он вышел в магазин и назад не вернулся. Несчастный случай. Так писали в газетах, которые Анита воровала у соседей. Мир потерял краски и Кортни больше ничего не хотела, только заполнить образовавшуюся пустоту. Были наркотики, алкоголь, случайные связи, много всякого дерьма, о котором сейчас и вспоминать не стоит. Годы шли, ненавидеть Аниту становилось все проще. Скандалы в их доме происходили все чаще, порой наведывались люди из органов опеки и Кортни бы рада была скинуть дочь на чужие плечи, но память о Курте всякий раз останавливала ее и она вяло начинала бороться за своего ребенка. Но стоило властям скрыться за поворотом и все повторялось по кругу. Так они и жили.

дополнительно: я намеренно не стала прописывать как обстоят дела в жизни Кортни на данный момент. Думаю, из этого персонажа можно многое слепить и двигаться в том направлении, которое вам будет ближе. Можно дать ей цель в жизни, направить в клинику и показать путь борьбы с зависимостью, попытку вырваться из болота, в котором она барахтается. Можно нырнуть в омут с головой и раскрывать грязные и порочные тайны жизни тихого городка. Чтобы полноценно и интересно отыграть этого персонажа вам нужна будет хорошая фантазия и реальное желание развивать намеченную сюжетную линию. Я ищу самостоятельного игрока, который в состоянии отвечать за своего персонажа. Многие моменты можно обсудить и изменить, я всегда открыта для диалога.

0


Вы здесь » calgary wave » наши друзья » BEAVERS & MOOSE


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC